top of page

Куда режим Лукашенко дел лекарства?


Павел Павлович Латушко: заместитель руководительницы Объединенного Переходного Кабинета Беларуси, руководитель Народного антикризисного управления, посол


А.Н. Грушковский
А.Н. Грушковский Источник: minzdrav.gov.by

Так называемый представитель Министерства здравоохранения Республики Беларусь начальник отдела внешних связей Анатолий Грушковский принял участие в 154-й сессии Исполнительного комитета Всемирной организации здравоохранения, которая проходила в г. Женеве.

Казалось бы, ну принял и принял. Но проблема в том, что у представителей режима до сих пор есть не просто возможность участвовать в таких мероприятиях — но и высказываться и транслировать откровенную ложь на международных площадках. Так сделал и Грушковский, поведав  участникам сессии в корне недостоверную и искаженную информацию о проблемах с поставками зарубежной фармпродукции в Беларусь.

Среди прочего представитель Минздрава режима Лукашенко заявил, что (цитата) «в числе неблагоприятных внешних факторов отмечаются проблемы с поставкой лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения из-за введенных в отношении Беларуси односторонних ограничительных мер. Это наносит ущерб наиболее уязвимым группам населения, зависящим от поддержки государства»

Мы уже неоднократно опровергали подобные заявления относительно лекарств, однако данный пропагандистский тезис продолжает набирать обороты и выходит на международный уровень. Похожую ситуацию мы наблюдали и с лживым нарративом об угрозе «мирового голода», которая якобы вызвана санкциями на калийные удобрения. Методичная работа по опровержению данного нарратива дала свои результаты и ложь режима на данный момент удается купировать.В случае же с лекарствами, манипуляции режима в своем абсурдизме заходят еще дальше. Ведь в реальности абсолютно НИКАКИХ санкций на лекарственные препараты и изделия медицинского назначения НЕ вводились. Более того, сама возможность применения таких ограничений даже не обсуждалась.  

При этом многие компании, среди них есть и фармакологические, по собственной инициативе отказываются от сотрудничества с Беларусью. Но причиной этого являются не экономические санкции, а токсичность непосредственно режима Лукашенко, с которым международный бизнес не хочет иметь дел: из-за массовых репрессий, из-за действий режима, подрывающих международную безопасность, таких как захват гражданского самолета, спровоцированный режимом миграционный кризис, но главным образом — из-за участия режима в военной агрессии против Украины. 

Но даже при этом, по статистическим данным Евростата, Беларусь за последние 8 лет ежегодно УВЕЛИЧИВАЕТ закупки европейской фармацевтической продукции, в том числе в предыдущие три санкционные года. Таким образом, даже якобы «в условиях односторонних санкций», на которые пытаются жаловаться нелегитимные представители Беларуси в ООН, импорт лекарств постоянно растет.  Вплоть до того, что Лукашенко собирается наращивать поставки лекарств в Узбекистан, что доказывает: реального дефицита нет.

Стремясь доказать обратное, так называемый представитель Минздрава Грушковский привел несколько примеров, которые по его мнению, указывают на воздействие санкций на поставки лекарств в Беларусь.

Первый пример касался шведской компании Molnlycke Health Care. По словам Грушковского эта компания отказывается поставлять в Беларусь перевязочные материалы, необходимые для паллиативного лечения детей, страдающих от врожденного генетического заболевания — буллезный эпидермолиз. Об этом же заявляла Елена Довгань — якобы независимый спецдокладчик ООН по правам человека, а по факту представитель нынешних нелегитимных властей Беларуси. Она даже направила письмо по этому вопросу в адрес правительства Швеции. 

Однако, снова же, санкции не имеют к этому никакого отношения. Данная компания ограничила поставки своей продукции в Россию и Беларусь, которая по вине режима Лукашенко стала соучастником российской агрессии, открыто заявив свою солидарность с Украиной, о чем даже разместила информацию на своем официальном сайте. 

В своем ответе госпоже Довгань правительство Швеции отметило, что решения не продавать определенные продукты в Беларусь — это частное решение частной компании. Шведские частные компании не находятся под контролем правительства и могут свободно принимать собственные решения. Со своей стороны, можем предположить, что данное решение компании обусловлено тем, что перевязочные материалы могут активно использоваться для нужд Вооруженных сил Российской Федерации в ходе агрессии против Украины. И в этом контексте решение выглядит более чем логичным и обоснованным.

Е.Ф. Довгань
Е.Ф. Довгань Источник: fir.bsu.by

Кроме того, правительство Швеции считает допущенную Еленой Довгань интерпретацию Руководящих принципов ООН в области бизнеса в аспекте прав человека — слишком обширной, поскольку она указывает на ответственность компаний по поставке медицинской продукции на конкретные рынки. Однако же, ответственность за обеспечение адекватной медицинской помощи лежит в первую очередь на государствах. 

То есть за обеспечение необходимыми лекарствами жителей Беларуси отвечает беларуское государство, которое на данный момент захвачено режимом Лукашенко. 

Как отметило правительство Швеции, резиденты ЕС могут свободно вести свой бизнес по своему усмотрению, в соответствии с законодательством ЕС и национальным законодательством. Это означает, что частные компании, такие как Molnlycke Health Care, могут начать, продолжать или прекращать свой бизнес с третьими странами.

Источник: chance.by

Что касается редкого заболевания, буллезного эпидермолиза, которым пытается спекулировать Довгань — ранее помощь детям с этим заболеванием оказывал благотворительный фонд «Шанс». Например, еще 11 июля 2017 года Международный благотворительный фонд помощи детям «Шанс» и Министерство здравоохранения Республики Беларусь подписали новую программу «Помощь детям с буллезным эпидермолизом». 

Однако, события последних двух лет в Беларуси, связанные с наступлением на структуры гражданского общества и массовыми репрессиями, отразились на работе фонда напрямую. К примеру, «Шанс» впервые остался без спонсорской помощи «Белгазпромбанка», который на протяжении 13 лет был одним из главных партнеров фонда.  А председателем Попечительского совета фонда «Шанс» был… да, Виктор Бабарико, который и был инициатором программы помощи детям с этим редким заболеванием. Сейчас же Виктор Бабарико является политическим заключенным. То есть, опять же, главным виновником сложившейся ситуации является именно режим Лукашенко, а не кто-то еще. 

Другие компании, которые упоминались так называемым представителем Минздрава на сессии Исполнительного комитета ВОЗ и по приводимым данным прекратили поставки отдельных лекарств на беларуский рынок, производят лекарства, которые имеют многочисленные аналоги, поставляемые в Беларусь.  

Так, по данным того же Минздрава, польская компания Tarchomin Pharmaceutical Works Polfa S.A. с 2022 года прекратила поставлять в Беларусь препараты Клоназепам, Релиум и иные лексредства, необходимые для лечения эпилепсии и соматических заболеваний. Однако, Клоназепам имеет несколько полных аналогов, производимых на Кипре и в России, а также 183 нозологических аналога, которые выпускаются более чем в десятке стран мира. Препарат Релиум имеет также более 50 аналогов (например, таких как Реланиум, Сибазон, Диазепекс), производимых в нескольких странах, в том числе в России. 

Кроме того, Релиум или Диазепам является препаратом Списка IV в Конвенции о психотропных веществах ООН. Это означает, что в отношении веществ, включенных в Список IV, установлены требования к изготовителям, экспортерам и импортерам, согласно которым они должны вести регистрационные записи, указывая количества изготовленных, экспортированных и импортированных веществ.

Британская компания Atnahs Pharma UK Limited, ныне – Pharmanovia, которая по данным Минздрава Беларуси, прекратила поставки препаратов Бонвива и Рокальтрол, применяемых для лечения остеопороза, также является не единственным производителем данных лекарств. Бонвива и Рокальтрол имеют многочисленные аналоги, производимые в Беларуси, России, Германии, Австрии, Португалии, Индии, ОАЭ, Турции, Казахстане .

Как заявил Анатолий Грушковский, надзорным органом Великобритании (Агентство по регулированию лекарственных средств и товаров медназначения) якобы всячески затягивалась процедура выдачи лицензии на экспорт в Беларусь таблеток морфина, применяемых для облегчения состояния пациентов, страдающих от онкологических заболеваний и последствий тяжелых травм. При этом аналоги британских таблеток морфина широко представлены на беларуском и российском рынке. А вместе с тем морфин активно используется в армейской медицине — то есть в военных нуждах. Что снова же приводит к логичному ответу — иностранные фармкомпании попросту не хотят помогать военным агрессорам.

Таким образом, лекарства, которые прекратили или собирались прекратить поставлять на беларуский рынок ряд вышеперечисленных европейских компаний, имеют аналоги и продаются в Беларуси. Главной же причиной недостатка отдельных лекарств на беларуском рынке является политика самого режима Лукашенко.    

Так, Дмитрий Пиневич — до недавнего времени так называемый Министр здравоохранения Республики Беларусь, говоря о необходимости импортозамещения в фармацевтической отрасли, заявил, что (цитата) «задача для нас крайне сложная, крайне жесткая — к концу 2025 года формулярный перечень должен состоять на 70% из препаратов оте­чественного производства, и мы прилагаем для этого все усилия».

В свою очередь, политика искусственного импортозамещения на беларуском фармакологическом рынке привела к росту цен и сокращению ассортимента лекарств в розничной аптечной сети Беларуси. 

Источник: finance.npr.by

Так, цены на лекарства в Беларуси растут вдвое быстрее инфляции. В 2023 году они увеличились на 13,36%. Причина этого кроется в том, что ряд лекарств государство закупает оптом порой в разы дороже, чем они стоят, например, в российских аптеках — подробный анализ недавно представил Беларуский расследовательский центр. 

Диктовать свои цены некоторые производители и поставщики могут из-за ограниченной конкуренции, которая вызвана в том числе усложненной процедурой регистрации аналогов медицинских препаратов.

В Беларуси ситуация усложняется тем, что любой, ну или почти любой чиновник на своем пути обладает правом вето, которое может очень сильно затормозить или вообще разрушить идею регистрации какого-то препарата. Естественно, если в торговле любым препаратом будет заинтересован человек, приближенный к власти, то никто другой конкурента не пропустит на рынок

Пытаясь искусственно поднять проблему нехватки лекарств в Беларуси, режим Лукашенко старается всячески умолчать, что тысячи политических заключенных, которые находятся в исправительных учреждениях МВД Беларуси, умышленно лишены доступа к этим самым лекарствам и полагающемуся им необходимому медицинскому обслуживанию. Об этом говорят данные правозащитников.

В гуманитарные списки, составленные правозащитниками и активистами, включено более 200 политзаключенных. Все они имеют серьезные проблемы со здоровьем и соответственно срочно нуждаются в медицинском обслуживании и лечении, но эту проблему представители режима всячески скрывают.

Поэтому наша задача усилить давление на режим Лукашенко с целью их освобождения. На это направлен предлагаемый нами специальный санкционный пакет на группы товаров, аналоги которых производятся политзаключенными в так называемых исправительных учреждениях открытого и закрытого типа. Соответствующие предложения уже направлены нами в органы ЕС, а также дипломатическим службам отдельных стран-членов Евросоюза. В итоге эти предложения на сегодняшний день даже нашли отражение в Резолюции Европарламента от 8 февраля 2024 года.

21 просмотр
bottom of page