top of page

Легализация убийств


Разгон протестующих в Миске 2020 людьми с огнестрельным оружием
Разгон протестующих в Миске 2020 людьми с огнестрельным оружием

Павел Павлович Латушко: заместитель руководительницы Объединенного Переходного Кабинета Беларуси, руководитель Народного антикризисного управления, посол

Нормализация убийств несогласных: о чем говорит указ Лукашенко, разрешающий военным стрелять в беларусов, в том числе — без предупреждения

1 февраля Лукашенко подписал указ №37, которым он позволяет военнослужащим без предупреждения применять огонь на поражение в отношении беларусов. И освобождает их от ответственности за последствия. 

Важно понимать, что при таком диктаторском режиме, как в Беларуси, любое разрешение силовикам к применению насилия или оружия будет трактоваться не просто как их «законное» право, а даже как обязанность. 

Условно говоря, если до принятия данного указа, военнослужащий еще мог бы отказаться от применения оружия, то сейчас мы можем даже не сомневаться, что режимом будет проводиться активная работа по внедрению в умы военных данного им этим указом «права» таким образом, чтобы иные варианты действий (то есть — неприменение оружия) не рассматривались ими как предпочтительные.

Здесь стоит вспомнить, как в период протестов в Беларуси глава ГУБОПиК МВД, а ныне замминистра внутренних дел Николай Карпенков на слитых аудиозаписях инструктировал силовиков убивать протестующих. Сейчас такие же инструктажи стоит ожидать в военных частях, в армии.

Разгон протестующих в Минске 2020 с применением оружия и светошумовыми гранатами
Разгон протестующих в Минске 2020 с применением оружия и светошумовыми гранатами. Источник: tut.by

Более того, данный указ будет работать на то, чтобы сделать невыполнение военнослужащим приказа стрелять на поражение в случае, например, подавления уличных протестов с привлечением армии, невозможным. То есть таким образом на законодательном уровне (как известно указы Лукашенко в Беларуси имеют силу закона, а по сути — стоят над законом) для военнослужащих устраняются и моральные, и служебные ограничения и сдерживающие факторы. Теперь приказ убивать без предупреждения — больше не является преступным. Преступлением, скорее, будет являться его невыполнение. 

Стоит обратить также внимание на участившиеся случаи освещения в государственных СМИ эпизодов с применением силовиками оружия при задержаниях. То, что режим предпочитал скрывать раньше, теперь спокойно выносится в публичное пространство.

Недавно режим Лукашенко также разрешил стрелять по протестующим сотрудникам КГБ, еще раньше — применять оружие при подавлении протестов сотрудникам МВД.

Момент убийства Александра Тарайковского 10 августа 2020 в Минске. Скриншот из видео Associated Press
Момент убийства Александра Тарайковского 10 августа 2020 в Минске. Скриншот из видео Associated Press Источник: reform.by

Нельзя сказать, что силовики не делали этого раньше. Мы помним, как 10 августа 2020 года в Минске был убит Александр Тарайковский выстрелом в грудь с короткой дистанции из травматического оружия. Мы помним, как 11 августа 2020 года в Бресте выстрелом в голову был убит Геннадий Шутов — выстрелом уже из огнестрельного оружия. Никто из силовиков не понес за это ответственности даже тогда, когда законы позволяли и даже обязывали к этому.

Сейчас же законы режима Лукашенко, наоборот, поощряют и мотивируют силовиков, а теперь и военных — убивать. Одновременно с этим с марта 2023 года в Беларуси действует закон, предусматривающий смертную казнь для должностных лиц и военных за госизмену. 

Таким образом, Лукашенко по сути превращает беларускую армию в оккупационную. Оккупационную армию для оккупации ее же собственной страны.

А в комплексе все это выглядит как целенаправленная кампания по нормализации убийств, нормализации применения огнестрельного оружия против несогласных с режимом и любых беларусов в принципе. Кампания по приучиванию одних — к «праву» убивать, в том числе — без предупреждения, а других — быть убитыми.

1 127 просмотров

Komentáře


bottom of page