top of page

Лукашенко заявляет, что его оппоненты могут при определенных условиях вернуться на родину


Представители беларуской политэмиграции назвали пиар-ходом создание комиссии по работе с возможными «возвращенцами»


Оригинал статьи: golosameriki.com


6 февраля Александр Лукашенко подписал указ о создании специальной комиссии для работы с противниками режима, желающими вернуться на родину. Принимая доклад генерального прокурора страны Андрея Шведа, Лукашенко отметил, что создаваемая комиссия будет решать, могут беларуские оппозиционеры вернуться на родину, или нет.


«Я сегодня подписал указ, который подготовлен группой специалистов во главе с вами о рассмотрении обращений находящихся за рубежом граждан Беларуси по вопросам совершения ими правонарушений… Если мы что-то тут в указе не предусмотрели, достаточно власти у генерального прокурора для того, чтобы задействовать весь государственный аппарат, госслужащих для того, чтобы решить эту проблему с теми беглыми… И надо смотреть не только беглых. Кто-то из-под плинтуса вылезет — они же понимают, что мы их все равно найдем», — цитируют Лукашенко официальные беларуские СМИ.

Лукашенко принимая с докладом Генерального прокурора Шведа
Фото: sb.by «Лукашенко принимая с докладом Генерального прокурора Шведа»

Однако главные адресаты этого заявления — политические противники Лукашенко — не спешат с проявлениями покаяния и признанием «заблуждений», с тем, чтобы, как гласит указ, «осознанно и активно исполнять свой гражданский долг» перед нынешним режимом.


В этом убедилась корреспондент Русской службы «Голоса Америки».


Член Президиума Координационного Совета, руководитель Народного антикризисного управления Павел Латушко констатирует, что Лукашенко предлагает «абсолютно неправовой инструмент».


Павел Латушко
Павел Латушко Фото: НАУ-медиа

Ни в Уголовном, ни в Уголовно-процессуальном кодексах такая процедура не предусмотрена. Если говорить о том, что можно создать такой специальный институт, то надо понимать, что власть в Беларуси нелегитимна и верить ее действиям невозможно… Фактически беларусам предлагается пойти с формулой признания своей вины в том, в чем они не виноваты, то есть якобы в совершении правонарушения или преступления», — подчеркнул один из лидеров беларуской оппозиции в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».


Среди главных претензий к «примирительной» инициативе Лукашенко: фактически не решается вопрос срока давности привлечения к уголовной ответственности. Сегодня тебя простят, возьмут тебя на «крючок», а в последующем, когда срок давности будет еще позволять, — в любой момент могут возобновить уголовное дело и привлечь тебя к уголовной ответственности за то преступление, в котором ты уже «раскаялся».


«Как генеральный прокурор дал слово, так он так же легко может его взять назад. Мы знали уже месяцев 7−8 назад, что такой план Лукашенко разрабатывает. Это несколько напоминает времена столетней давности 1921−27 годов — операции ВЧК-ОГПУ "Трест". Может быть, посыл был несколько другой, но схожесть подходов налицо», — поясняет Латушко.


Напомним, что некоторые аспекты давней истории, на которую ссылается беларуский оппозиционер, были когда-то описаны в романе Льва Никулина «Мертвая зыбь», по которому был позднее снят советский мини-сериал «Операция "Трест"». Тогда советским спецслужбам удалось выманить на территорию СССР, под предлогом необходимости участия в работе антибольшевистской организации (в действительности не существовавшей), большое количество противников советской власти. В последующем они были все репрессированы, арестованы и расстреляны. Кстати, немного позже подобная судьба ожидала и многих сотрудников спецслужб, организовавших эту провокацию.


На вопрос корреспондента, почему Лукашенко решил создать вышеуказанную комиссию, Латушко ответил: «Есть несколько причин. Во-первых, он почувствовал отток профессиональных, высококвалифицированных кадров из Беларуси из IT-сферы, сферы бизнеса, интеллигенции — людей, которые создавали существенный добавленный продукт в экономику Беларуси. Во-вторых, Лукашенко объявил так называемый „Год мира и согласия“, стремясь создать впечатление, что он выступает за нормализацию отношений с большинством общества, которое его до сегодняшнего дня не поддерживает. Но одновременно Лукашенко публично заявляет, что те, кто покается, должны стать еще лучше, чем все „ябатьки“, которые находятся сегодня вокруг него. Получается, что человек должен будет публично это сделать, записать видеообращение, фактически встать на колени, как сам Лукашенко говорил ранее: „Приползите ко мне на коленях“. Он хочет через унижение добиться действий, связанных с признанием его большинством беларусов. Для него этот гештальт не закрыт, его до сих пор беспокоит то, что большинство беларусов не поддержало его в 2020, и не поддерживает до сих пор. Но уголовно-правовое преследование наступит, и не надо здесь питать иллюзий!», — убежден собеседник «Голоса Америки».


Латушко ссылается на данные опросов, которые проводит интернет-портал «Зеркало». Согласно этим исследованиям, только 1% из тех, кто покинул Беларусь после событий лета-осени 2020, готов вернуться в страну и еще 2% согласны подумать об этом. «И это из 160 тысяч, принявших участие в этом опросе. Это и есть те 3%, которые находятся в активе у Лукашенко. Абсолютное большинство уехавших белорусов ему не верят. Мы знаем, как беларусы относятся к Лукашенко сегодня. Ему нет веры, и никто ему уже не поверит, его поезд ушел, его дверь захлопнулась. Но при этом ему нужно создать картинку, и я могу не исключать, что есть подготовленная группа людей, которая может для телевидения сделать требуемые действия и вернуться в Беларусь», — говорит Павел Латушко.


Вадим Можейко
Вадим Можейко Фото: belinstitute.com

Аналитик Беларуского института стратегических исследований (Belarussian Institute for Strategic Studies) Вадим Можейко считает обращение Лукашенко к политэмигрантам признаком того, что у него «не отболел» 2020 год. «Он сам говорит, что это — попытка „перевернуть страницу“ и идти дальше. Но это движение Лукашенко видит на своих условиях, потому что комиссия из его чиновников и силовиков, очевидно, никакого доверия не вызывает. А сам формат это не попытка простить: „ладно, мы это давно проехали, забудем и идем дальше“ — наоборот, это стремление продолжить насилие другими методами, наказывать всех несогласных», — подчеркивает Можейко.


При этом эксперт отмечает, что Лукашенко не понимает настроений беларуской диаспоры за рубежом. «Соответственно, непонятно, на кого рассчитаны такие месседжи. Если верить государственной пропаганде, что все уехавшие беларусы моют полы за копейки, замерзают, голодают и так далее, то можно допустить, что кто-то из них мечтает вернуться в Беларусь. Но, мягко говоря, это неправда, и вне страны целевая аудитория подобных призывов не особенно видна. Но те, на кого нацелена государственная пропаганда и в Беларуси, и в России, могут поверить, что политический кризис Лукашенко разрешил, и все в порядке. А после окончания работы этой „комиссии“ на камеру снимут пару человек, которые будут просить прощения и каяться», — поясняет политолог.


По его словам, подобные инициативы официального Минска вызывают смех в среде политэмигрантов, покинувших страну после 2020 года: «Понятно, что никакого доверия к этому нет, и любого человека могут посадить в любой момент, что бы там ни сказала какая-то комиссия, и жаловаться будет некому. И главное — что получит покаявшийся перед режимом человек? Возможность приехать в Беларусь и жить там в условиях санкций, проблем в экономике, отсутствия перспектив, без надежд на перемены и в ожидании войны, которая в любой момент может перекинуться на эту страну».


Сам эксперт не рассматривает возможность возвращения на родину в ближайшем будущем. «Вчера начался суд над моей коллегой политическим аналитиком Валерией Костюговой, которой вменяют в вину ее профессиональную деятельность и которая общалась с оппозиционными политиками. И за это ей грозит до 12 лет тюрьмы, что стало сигналом всему экспертному сообществу. Так что, если за это может быть возбуждено уголовное дело, то меня как-то не привлекает идея возвращения в Беларусь», — говорит Вадим Можейко.


Руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук
Ярослав Романчук Фото: b-g.by

Руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук напомнил, что тему отношений с политическими оппонентами Лукашенко муссирует постоянно с конца 2020 года, когда ему после жестоких репрессий удалось удержать власть в стране.


«Ему нужно покаяние, унижение, „загнать под плинтус“ и сказать: „Я — герой, я всех победил!“. Но он видит, что Россия проигрывает эту войну и рано или поздно ее окончательно проиграет и уже точно ему не хотелось бы вместе с Путиным отправляться в Гаагу или какое-то другое подобное место», — констатирует Романчук.


Эксперт описывает ситуацию, в которой оказался Лукашенко, следующим образом: «Он понимает, что если Россия покинет Украину, то все эти органы „Союзного государства“, которые создавались как бутафорские, могут получить совершенно другое значение. Кто тогда будет защищать Лукашенко? „Ябатьки“, и те, кто сейчас вокруг него, — точно не будут».


По мнению Романчука, в данном случае расчет был сделан не на тех людей, которые уехали, а, в первую очередь на свой «ядерный» электорат. И, во-вторых, на те 35−40% граждан страны, которые находятся в так называемой «серой зоне» и сомневаются — хороший Лукашенко или плохой? «С точки зрения официальной пропаганды — он не втянул Беларусь в непосредственное участие в войне, а это — достижение. И сейчас он делает такое предложение. Это все направлено на консолидацию его электората. Конечно, он не думает, что кто-то вернется из-за рубежа на таких условиях: „идите унижайтесь, ползите на брюхе, я, возможно, вас еще в тюрьму посажу“. Естественно, когда в самой Беларуси продолжают идти политические процессы, и одновременно он зовет оппозиционеров вернуться на родину, но это точно не про милосердие, понимание, мир и согласие», — убежден аналитик.


5 просмотров

Commentaires


bottom of page