top of page

Может ли Лукашенко рассчитывать на какое-то признание после 2025 года, если он решится пойти на «выборы»?


Павел Павлович Латушко: заместитель руководительницы Объединенного Переходного Кабинета Беларуси, руководитель Народного антикризисного управления, посол

15-17 марта этого года в России пройдут выборы, в которых, естественно будет участвовать Путин. Который, очевидно, переизберется на новый срок – думаю кто-то в этом всерьез сомневается. Наверняка будет и  фальсификация, хотя мы склонны считать, что в нынешней России, к сожалению, Путина выбрали бы и без нее.

Но речь не об этом – анализировать российские выборы желающих и так достаточно. Меня же, как беларуского политика, смущают параллели, которые в этом контексте проводятся с Беларусью. Нет, конечно мы не склонны рассматривать Беларусь в вакууме, как это часто случается, когда не учитывается геополитический контекст. И естественно, политические процессы в России, к сожалению, имеют весьма серьезное влияние на нашу страну, которую поставил в такую глубокую и опасную зависимость Лукашенко. 

Однако же электоральные ситуации в России и Беларуси — разные. И в рассуждениях, которые мы все чаще наблюдаем, будут ли демократическим миром признаны результаты выборов в России или не будут, лишится ли Путин международного признания, как это было с Лукашенко — в отношении последнего почему-то снова применяется принцип электорального цикла. Так, словно его текущая нелегитимность может как продолжится, так и обнулится в результате выборов. И что это в том числе может зависеть от того, как мир отреагирует на выборы в России. Но такая привязка к российским выборам и параллели с ними — неуместны.

Фото: TASS
Фото: TASS

Кейс Лукашенко в контексте нелегитимности можно назвать в какой-то степени даже обыденным — оставляя, естественно, за скобками весь тот террор и количество преступлений, которые он совершал в ходе кампании 2020 года и продолжает совершать до сих пор. 

По сути в 2020 году в Беларуси произошли опрокидывающие выборы (чего, кстати, еще ни разу не было в России). И когда мы говорим «опрокидывающие выборы», мы, конечно, не подразумеваем, что выборы 2020 года соответствовали международным стандартам, были свободными, проходили демократично и в условиях справедливой конкуренции. Абсолютно нет. Они изначально были выборами с большой натяжкой, так как проходили в авторитарном государстве, уже в условиях нарастающих с весны репрессий. На тот момент ключевые конкуренты Лукашенко уже были брошены за решетку, в тюрьмах снова появились политзаключенные, режим уже начинал эскалировать насилие в отношении мирных граждан, пытающихся защищать свои права законными способами. 

Однако, демократическим силам и гражданскому обществу тем не менее удалось сделать две очень важные вещи:

  1. Создать альтернативные инструменты мониторинга за выборами (платформы Голос и Зубр), с помощью которых впоследствии удалось доказать массовые, грубейшие фальсификации и реально посчитать голоса.

  2. Несмотря на то, что ключевые конкуренты Лукашенко заблаговременно были брошены режимом в тюрьмы, их штабам удалось объединиться и выставить единого кандидата — Светлану Тихановскую.

И хоть это произошло чуть ли не в последний момент, мобилизованное и настроенное на демократические перемены большинство беларуских граждан активно вовлеклось в кампанию, Светлана Тихановская быстро собрала достаточное количество подписей, а затем выиграла выборы у Лукашенко, что и удалось доказать благодаря альтернативным платформам мониторинга за выборами и подсчета голосов. 

Фото: nn.by
Фото: nn.by

В итоге демократические страны не просто не приняли сфальсифицированные режимом Лукашенко результаты выборов, но и признали легитимность Светланы Тихановской и, соответственно, отказали в признании Александру Лукашенко. Дальше он уже только усугублял свое положение, развязав брутальные и массовые репрессии, захватив самолет, устроив миграционный кризис и в конце концов став соучастником войны России против Украины.

Но возвращаясь к вопросу легитимности, признания — Лукашенко, повторим, утратил их в результате проигрыша выборов. И он уже не сможет восстановить это за счет нового электорального цикла, так как с 2020 года Лукашенко, захвативший власть силой, является лишь узурпатором, не имеющим права проводить какие-либо электоральные кампании.

Фото: picture-alliance/Ritzau Scanpix/E. Helms
Фото: picture-alliance/Ritzau Scanpix/E. Helms

А кроме того, сейчас в Международном уголовным суде в Гааге, на Лукашенко лежит подготовленная командой Народного антикризисного управления Коммуникация по статье 15 Римского статута «О незаконной депортации или перемещении украинских детей с оккупированных Россией территорий в Беларусь». То есть у Лукашенко есть еще и все шансы к «выборам» 2025 года стать военным преступником с ордером на арест от МУС.

Это, пожалуй, единственное признание, на которое он может рассчитывать. 

Но, конечно, это не означает, что мы остановимся только на этом и дадим Лукашенко спокойно провести свой «праздник культа» и ритуал «переизбрания». Демократические силы, в том числе Народное антикризисное управление уже проводят консультации с целью выработать общую кампанию к «выборам» 2025 года. 

И в отличие от так называемого «Единого дня голосования», который мы призывали игнорировать и не тратить впустую мобилизационный потенциал беларуского общества ради абсолютно неинтересной самому обществу «электоральной кампании» режима — что беларусы и продемонстрировали, не придя на участки — к 2025 году мы планируем подходить иначе. Как именно — говорить пока преждевременно. Могу лишь сказать, что наша команда видит кампанию 2025 года активной и нестандартной — такой, какой ее вряд ли кто-то ожидает, в том числе и сам режим Лукашенко.

 

15 просмотров

Comentários


bottom of page