top of page

Рабство XXI века


Павел Павлович Латушко: Заместитель руководителя Объединённого Переходного Кабинета Беларуси, руководитель Народного Антикризисного Управления, Посол

В беларуских тюрьмах политических заключенных не только пытают. Между пытками и помещением в карцер фактически рабский труд заключенных используют на многочисленных предприятиях на базе колоний и тюрем. 

Департамент исполнения наказаний МВД Беларуси использует труд заключенных почти в 30 исправительных колониях по всей стране для изготовления огромного ассортимента товаров.

Среди них деревообработка, мебель из дерева и металла, запчасти для заводов находящихся под санкциями: МАЗ, БелАЗ, МТЗ, Гомсельмаш, изделия из металла, военная форма, ящики для боеприпасов и другие, тщательно скрываемые изделия для военно-промышленного комплекса и многое другое.

Свои товары они предлагают для экспорта, продают в интернет-магазинах, в магазинах и на страницах в социальных сетях.

Также к реализации тюремной продукции привлечены многочисленные дилеры и посредники из числа как государственных предприятий, так и частных компаний.

Доходы от так называемого беларуского тюремно-промышленного конвейера огромны, так как рабский труд заключенных практически является бесплатным для режима. И эти доходы поступают для финансирования как удержания власти Лукашенко, так и для финансирования осуществления самих репрессий.

При этом тюремная экономика максимально закрыта: сайт Департамента исполнения наказаний не обновляется с 2020 года. И закрыли информацию по личному распоряжению Лукашенко. До конца 2019 года финансы Департамента исполнения наказаний были связаны со внебюджетным фондом. Но Лукашенко своим указом это упразднил, сейчас информации о доходах Департамента нет в открытом доступе.

Однако есть информация о льготных условиях для желающих сотрудничать с ДИН. У исправительных учреждений товары можно закупать по процедуре закупки из одного источника, а в случае покупки за счет собственных средств — вообще без процедуры закупки.

Внешнеэкономическая деятельность Департамента теперь также тщательно скрывается. В 2019 году ДИН сообщал о сотрудничестве с компаниями из более чем 20 стран мира.

В последнее время для реализации продукции произведенной узниками в колониях привлекаются многочисленные посредники. Товар перемаркировывают и скрывают происхождение. И уже определить, что, условно, стол, стул, шкаф или клюшка сделаны заключенными — невозможно.

Кстати, еще до 2020 года родственники заключенных начали общественную кампанию по призыву европейских стран отказаться от покупки товаров, сделанных в неволе и рабским трудом заключенных. Но после 2020 года в Беларуси репрессии приобрели гигантские масштабы, а количество только официальных политзаключенных составило 1500 человек. И всех их принудили работать на производствах при колониях. И уже только призывами ситуацию исправить невозможно.

Да, в октябре 2020-го и июне 2021-го годов за бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и пытки задержанных в ходе протестов в санкционный список ЕС включили:

  • начальника Департамента исполнения наказаний МВД Беларуси Олега Маткина;

  • заместителей начальника Департамента исполнения наказаний МВД Беларуси

  • Ивана Мыслицкого,

  • Владислава Мандрика,

  • Олега Белякова,

  • Андрея Далиду.

Начальник Окрестина Евгений Шапетько, а также его заместителя Глеб Дриль, начальник тюрьмы в Жодино Дмитрий Стребков и вовсе были объявлены в международный розыск.

Но это не остановило пытки и рабский труд в колониях.

Да, ЕС ограничил торговлю древесиной из Беларуси, введя санкции за поддержку войны в Украине. Но это не остановило торговлю древесиной. Торговля продолжается по другим маршрутам и с привлечением новых участников в схемы обхода санкций. Также эти санкции не остановили Лукашенко в поддержке агрессивной войны России против Украины. Он даже бравирует этим фактом.

И это не потому, что санкции не работают. Санкции все равно работают. Если бы они не работали, тогда зачем было бы их обходить различными путями и методами, зачем был нужен механизм параллельного импорта и другие ухищрения. 

Санкции работают, но не до решающей степени. Это происходит потому, что санкций недостаточно. Это потому, что санкции не были введены все сразу, мощными пакетами и одномоментно. Чтобы целью санкций была не только попытка удержать от каких-то действий Лукашенко, но и наказать его за то, что он делает. Наказать до такого состояния, чтобы он чувствовал неразрешимую проблему за совершенные действия.

Проблема с политзаключенными может быть решена посредством санкций

Только санкции должны быть введены мощным пакетом на все группы товаров, аналоги которых производят заключенные на предприятиях Департамента исполнения наказаний. А это более тысячи наименований товаров, входящих в десяток товарных групп. Это должны быть санкции на товарные группы. Чтобы исключить возможность замены кода товара и перемаркировки производителя.

И это будет наказанием за нарушения прав человека, за незаконное осуждение по политическим мотивам и удержание в неволе тысяч невиновных беларусов. 

И именно это станет основой для требования об освобождении и спасении всех политзаключенных.

Призывы и требования глав государств и парламентариев о прекращении насилия и освобождении политзаключенных Лукашенко цинично игнорирует на протяжении более трех лет. Поэтому необходимо именно наказание мощнейшим пакетом санкций, а не только предупреждения и призывы.

Санкции — это доступный способ наказания

А предупреждением может быть условие — будут новые аресты, будут новые санкции еще более мощные, вплоть до эмбарго. 

Условием для снятия мощного пакета санкций — прекращение насилия и освобождение всех политзаключенных.

261 просмотр

Comentários


bottom of page